АДМИНИСТРАЦИЯ
Летнеставочного сельсовета
Туркменского района Ставропольского края

История поселения

Село с редчайшим, удивительным названьем, раскинулось привольно ты в степи…

Образование села Летняя Ставка было обусловлено желанием администрации Северного Кавказа перевести на оседлый образ жизни кочевое население восточных районов края. С глубокой древности туркмены кочевали в степях ВосточногоПрикаспия, в том числе и на Мангышлаке. Появление их в европейской части России относится ко времени царствования Алексея Михайловича и объясняется рядом экономических причин. На Северном Кавказе они появились в 1653 году, когда Хивинское ханство начало особенно сильно притеснять их, используя в основном для охраны своего государства в качестве наездников. Лучшие земли и вода предоставлялись узбекам, с которыми туркмены находились во враждебных отношениях. С другой стороны, непосильные налоги для нужд ханства при отсутствии средств производства затрудняли положение кочевников – туркмен. При таких условиях туркмены могли либо превратиться в разбойников, либо податься в другие места, найдя там свое убежище.

Туркмены, покинув Мангышлак, двинулись вдоль берега Каспия на север. Форсировав Эмбу, Урал и Волгу, они вошли в пределы Северо-Западного Прикаспия, в степи Астраханской губернии, а затем постепенно передвигались со своими стадами в северную часть Ставропольской губернии. В первой четверти Х1Х века туркмены кочевали уже на огромной территории, протянувшейся на западе и севере до берегов Калауса, на востоке – до Чограя, а юго-востоке – до Кумы, то есть в местах, пригодных для скотоводства. По использовании пастбищ они перебирались с одного места на другое, причем основными пунктами перекочевки их здесь были: зимняя, с районами по реке Куме, и летняя – по долинам реки Маныч, которые впоследствии и назывались «Зимняя Ставка», «Летняя Ставка». Так как эти земли в то время представляли собой необъятный простор и их не могли использовать только калмыки, кочевавшие уже здесь со своими стадами, то туркменам было разрешено русским царем «кочевать по следам калмыков»; таким образом они и вели совместно с калмыками кочевой образ жизни.

В тридцатые годы Х1Х столетия между ними стали возникать споры на почве использования пастбищ. В результате этих трений правительством было запрещено калмыкам кочевать по южной части реки Маныч. Со времен переселения туркмен в Россию и до 1886 года переписи их никто не производил, но устное предание гласит, что туркмен было 18000 кибиток, т.е. около 90000 человек. После, часть туркмен ушла с калмыцким ханом Аюком в Китай, часть была пленена киргиз-кайсаками и только часть осталась на месте. Впоследствии туркмены, плененные киргизами-кайсаками, вернулись обратно и вновь присоединились к своим сородичам.

Туркмены жили родами. Главных было три рода: чавдуры, игдыри и союн-аджи. Образ жизни туркменского населения основывался на этих родовых традициях, хотя родовое деление уже в 19 веке стало терять свое былое значение. Тем не менее губернские власти почитали эти принципы и мало вмешивались во внутреннюю жизнь туркмен.

Для упорядочения управления кочевавшими народами в 1825 году было организовано Туркменское (Трухменское) приставство, которое подчинено непосредственно главному приставу кочующих народов при губернаторе и возглавлялось особым инородческим управлением. В аулах управляли старшины, избиравшиеся на три года и из богатых людей.

Уже в конце первой половины 19 века среди администрации Северного Кавказа появились проекты перевода кочевого населения на оседлый образ жизни. Один из таких проектов был подан на рассмотрение Николаю 1. Он начертал на нем резолюцию: «Зачем?» Это одно слово и решило на значительное время судьбу проекта, но тем не менее еще при жизни Николая 1 в урочище Красные Копани в 1854 году и закладывается селение Летняя Ставка, которая стала резиденцией туркменского населения, а второй резиденцией, в свою очередь, стала Зимняя Ставка за рекой Кумой.

Если обратиться к карте дореволюционного административного деления Ставропольской губернии, то можно увидеть, что село в момент его образования находилось в самом центре земель, на которых кочевали туркмены, калмыки и ногайцы. На северо-западе – река Калаус, на юге-востоке – река Кума, а в середине – Летняя Ставка. Это давало возможность для более оперативного управления и создавало условия для торговли.

Сведений о селе с 1854 по 1863 годы не очень много еще и потому, что изучение проблем, связанных с туркменами, началось после 1870 года. А более активно эта работа проводилась уже в начале прошлого столетия.

Возможно, что местные власти не хотели оглашать факт создания села, поскольку оно было заложено против воли царя. Естественно, и средства на обустройство села никто не отпускал. Вероятнее всего в обустройстве Летней Ставки использовали средства коммерсантов, имеющих здесь свои интересы. До 1890 года туркмены вели исключительно скотоводческий образ жизни и земледелием не интересовались. Хлеб им был почти не нужен: в пищу шли мясо, молоко, кумыс, изредка они меняли эти продукты на муку, причем за пуд мяса меняли 1-2 фунта муки и этого хватало надолго. Хозяйство туркмена носило чисто натуральный характер. С образованием Туркменскогоприставства появляются и русские в «туркменских степях», в основном как арендаторы.

В 1886 году адъюкт кафедры гидрологии Санкт-Петербурского горного института Сахаров Алексей Львович объезжал земли губернии, определяя последствия засухи. Добрался он и до Летней Ставки. Встретил здесь скотопромышленника Мазаева Ивана Силыча, который в это время оказался в своей резиденции. По причине засухи привез сюда целые караваны с водой и сеном и так спасал свои гурты и отары. Тут у Мазаева была контора, приказчики. И таких контор у богатейшего скотопромышленника было много. Земли для выпасов он арендовал. А собственная земля у него была в Новогригорьевском уезде – 7000 десятин. Была у него земля и на Кубани, и на Тереке, и в Дагестане. Мазаев был старообрядец. Это имеет значение для понимания факта, изложенного ниже.

По - видимому, этот Мазаев и обустраивал Летнюю Ставку как бы в оплату за то, что в его дела не вмешивалось начальство и на многое закрывало глаза. Чувствуя за собой силу, Мазаев и адъюкту Сахарову не очень ласково отказал подписать акт в том, что местная природа эксплуатируется варварски.

Туркмены совместно с калмыками и ногайцами, кочевавшие здесь, получили землю еще при царе Алексее Михайловиче, и в конце 19 века на каждую семью приходилось около 50 десятин земли, 1 лошадь, 10 овец, 1 коза, 1-2 головы крупного рогатого скота и примерно один верблюд на две семьи, то есть земли было достаточно и излишки сдавали в аренду. Туркмены никогда не были крепостными.

Вот эту землю и арендовал Мазаев, а также арендовал и казенную землю. Цены были невысоки – 7 копеек за стожок сена. При этом земля эксплуатировалась беспощадно и приносила огромные доходы. Шерсть продавалась в Англию. И поэтому Мазаев, а также пристав, были заинтересованы в обустройстве Летней Ставки.

Впоследствии арендовали земли вокруг Летней Ставки Черемисины, Сурковы, Селезневы, Подковыровы, Стояловы (Стояловские хутора), Кобозевы (красная Поляна) и другие. В большинстве своем эти люди были староверы. Интересно, что в 1910 году село занимало площадь 1266 десятин. В то время как образовавшиеся возле аул Чур (1865 г.) – 12000 десятин, аул Маштак – кулак (1864г.) – 16240 десятин. Это говорит о том, что Летняя Ставка не имела большой площади, а являлась чисто административным центром, государственным поселением. Она ни в одном источнике не называлась селом или аулом, а именуется поселением. Селом ее стали называть немного позже.

Вот что пишет И.Л. Щеглов в книге «Туркмены и ногайцы Ставропольской губернии» т. 1: «Сама Ставка… представляет широко раскинувшуюся группу общественных зданий, построенных из камня кирпича, частично из самана. Здесь имеется помещение для Главного пристава кочующих народов Ставропольской губернии, дома для местного пристава и чинов его канцелярии. Все эти здания, где имеют постоянное пребывание местная администрация, скрыты в зелени садов, обнесенных с лицевой стороны каменной стеной, за которой среди Ставочной площади высится православный храм, а со стороны его вытянуты в два порядка дома для приезжих чиновников, мастерская и кузница, инородческая школа, больница, дом врача, почтовая контора и ряд других. Несколько в стороне приютились частные домики лиц, проживающих на Ставке торговцев и мастеров, содержателей почтовых лошадей и др. С южной стороны Ставки расположен древесный питомник, где культивируется различный посадочный и фруктовый материал под надзором иногороднего лесничего Шкуренко С.Т. Все указанные строения расположены по одной стороне балки, ниже запруженной, по другую сторону расположено ветеринарное отделение, дом ветврача, помещения дляего помощников и служителей, конный завод и хозпомещения для племенного рогатого скота. Для производства посевов и сбора сена, для содержания рассадника племенного скота отведен участок на 3500 десятин, расположенный по смежности со Ставочным участком.

Население Ставки пользуется водою из колодцев и пруда. В 1908-1909 годах делалась попытка получить артезианскую воду, скважина пробита до 284 сажен, но воды не оказалось и дальнейшая работа была прекращена. Летняя Ставка играет роль центра в трухменской степи, здесь решаются вопросы, имеющие общее значение для всего народа: как выборы должностных лиц, разрешение чрезвычайных расходов из общественного капитала, здесь решаются дела и отдельных лиц, здесь проходит ежегодное празднество трухмен, их скачки обыкновенно в присутствии Губернатора, Главного пристава и чинов Ставропольского Губернского правления. На эти скачки собираются трухмены со всех концов степи. Скачки проходят в мае месяце (14 мая), желающие участвовать готовятся задолго до этого, выдерживая своих лошадей. Ипподромом служит обширная ровная площадь перед Ставкой, где для состязавшихся намечается 3-х верстовой круг, а победителям выдается приз 75-150 рублей (очень большие деньги). Сами скачки носят довольно дикий характер и служат показателем скорее выносливости трухмен, чем его лошади, не правильность езды или красоты бега, а под постоянными ударами кнута лучшие лошади пробегают трижды трехверстовый круг приблизительно за 14-15 минут. Для облегчения лошади и себя самих наездники обыкновенно снимают с себя все лишнее, оставляя на голове лишь тюбетейку или просто обвязывая голову платком».

Большое значение для развития Летней Ставки имело создание здесь в 1901 году центра по разведению чистокровных каракульских (бухарских) овец и крупного рогатого скота красной степной породы. Посетивший в 1902 году Летнюю Ставку вице – директор департамента государственных земельных имуществ назвал этот центр лучшим в России по качеству и количеству содержащегося в нем скота. Хотя работали в этом хозяйстве преимущественно русские специалисты, но они использовали богатый опыт степного животноводства ставропольских туркмен, ногайцев, калмыков.

Администрация губернии принимала меры по интеграции турменского населения в общую духовную жизнь края. Туркмены в культурном отношении являются одним из наиболее отсталых племен тюркских народов, не связанных с культурой Европы. До 1890-95 годов среди них не было ни одного лица элементарно знакомого с культурой европейских стран, отсутствовало даже культурное общение с русским народом. Поколение молодежи воспитывалось у мулл на малопонятном арабском языке, изучение которого состояло в зубрежке священного «Корана». С этого времени и открываются первые русские школы для туркмен с целью подготовки людей, могущих проводить влияние царского правительства. Консервативное отношение туркмен к русской литературе выявляется на первых порах, но чтобы избежать недоразумений, проводники политики правительства принимают всяческие меры: за обучение детей туркмен в русских школах дается вознаграждение родителям (пять рублей золотом, не считая полного обеспечения детей одеждой и питанием).

Первая школа в летней Ставке была открыта в 1884 году, а в 1898 году при этой школе было открыто 2-х классное училище с интернатом. Преподавание велось как на русском, так и на туркменском языках. Интернат служил местом жительства детей. Здесь же были и мастерские: сапожная, кузнечная, столярная, где обучались второму ремеслу.

С момента создания школы и интерната Летняя Ставка приобретает характер административно-культурного центра. В интернате обучались только мальчики-туркмены и дети местного обслуживающего персонала. В то время это было прогрессом, поскольку в других поселениях школ не было ни для кого. Позднее в интернате появились и девочки. Для обучения приглашали единоверцев (мусульман) из других районов страны.

Среди туркмен, ведущих кочевой образ жизни и занимающихся скотоводством, медицинская помощь в буквальном смысле слов отсутствовала. Болезни эпидемического характера уносили массу жертв благодаря фанатизму и суеверию народа, в основном это: сифилис, трахома, туберкулез. К числу факторов, ведущих к вымиранию туркмен, нужно отнести и существовавший тогда ранний брак, бракосочетание 12-13-летней девушки с 30-40-летним мужчиной. Женщины – туркменки умирали чаще мужчин. На 100 мужчин приходилось 70 женщин, остальные 30 должны были заключать брак с женщинами другой нации, но единоверцами. На этой почве развивалось посредничество татарок, ездивших на Волгу за женщинами – татарками и получавших хорошее вознаграждение, но сама жена доставалась практически без калыма (выкупа). Вымирание туркмен не осталось не замеченным царским правительством, потому открылась в 1905 году в Летней Ставке больница, на устройство которой тратится 100 тыс. рублей, а также фельдшерские пункты с ежегодным расходом по содержанию их в 30 тыс. рублей.

Очень хорошо здесь лечили легочные заболевания. Климат отвечал требованиям, да и врачи делали свое дело неплохо. Врачевали здесь доктора Берлин, Далакашвили, были и фельдшеры Сарычев Иван Терентьевич, Нестеров Николай Викторович, а акушеркой Елена Нестерова – его жена. Каждый год в больницу приезжал профессор Костенко из санкт – Петербурга, он проводил лечение и консультировал. Во дворе стоял инфекционный (заразный) барак. Имелось отдельное жилье для медсестер, склады для медикаментов и инвентаря, сторожка. Поодаль – два ледника, часовня, прачечная. Ограда с лицевой стороны была кованная, а остальное из тесанного камня. Вокруг больницы фруктовый сад и аллея.

Таким образом, к 1918 году Летняя Ставка представляла собой поселение уникального типа с хорошо развитой инфраструктурой, вполне соответствующей уровню развития того времени. В селе сложились своеобразные взаимоотношения между людьми. Все жители села хорошо знали друг друга. На улицах, в общественных местах было очень чисто. Скот и птица не могли пастись на улице. В больнице поддерживался идеальный порядок. Несмотря на то, что больница отапливалась печами, больных купали раз, а то и два раза в неделю. Весной от сирени исходило благоуханье. На базаре всегда были свежие продукты, продавцы приезжали даже из Астрахани, привозили рыбу.

Весть о февральской революции и о свержении царя пришла в Летнюю Ставку. Как и во всей Ставропольской губернии начались структурные преобразования: бывший шофер пристава Наумов Д.И. стал комиссаром Временного правительства, Хаджи Перикеев и Аммамуратов были его помощниками. В конце декабря 1917 года, после провозглашения Советской власти на Ставрополье, органы Временного правительства были преобразованы в органы Советской власти. Проводился в жизнь Декрет о земле. Всем служащим, рабочим, жившим в Летней Ставке и не имеющим своего жилья, был выделен участок земли для строительства и подушевой надел земли за пределами села для земледелия.

Весной 1918 года в стране началась гражданская война. Пришла она и в Летнюю Ставку, но не с боями, воевать здесь было не с кем. Весь 1919 год властвовали в селе кадеты во главе с князем Гагариным. В это время были казнены Наумов и Аммамуратов. В начале 1920 года Красная Армия потеснила кадетов и в феврале 1920 года была организована первая партийная организация. Председателем бюро стал Огеров Василий Федорович, коммунистами были братья Шабунины Архип и Егор, Кулешов Иван Сергеевич, ПолатеваДжемине, МенгажетдиноваФатиха. Организовался и уездный военный комиссариат во главе с Колабековым Абрамом Матвеевичем, уездный Совет. Работали там в свое время приезжие Абдусалямов, Измайлов, а потом и местные: Чегелбаев Бекбулат, СамедовХанафи, Бекпулатов и другие. Росло влияние комсомола и в 1922 году организовалась комсомольская ячейка во главе с секретарем Воронченко А. Комсомольцами были братья Кантор Павел и Николай, Фокин Иван, Портнова (Григорьева) Клавдия.

В 1921 году, во время голода, в Летней Ставке открыли три детских приюта. Везли детей из всех аулов, чтобы накормить и спасти им жизнь. Получали американские продукты. Впоследствии эти приюты соединились в школу – коммуну. Дети стали пионерами, комсомольцами. После окончания семилетки их отправляли учиться дальше в разные города. Многие из них стали врачами и инженерами. Среди них Симашова (Шакирова) Тахремя – долгое время работала акушеркой. Садыков Резван работал шофером, Шакиров Хаджи – киномехаником, Садыкова Сайрук – ведала детским садом, Кочекова – работала в женсовете. Во времена НЭПа крестьянство вовлекалось в разные формы кооперации. Осенью 1922 года по инициативе Ставропольского губкома партии было произведено слияние потребительской и производственной кооперации в единое «Интегральное кооперативное объединение» «ИКО». Было оно организовано и в Летней Ставке, т.н. «кооперация».

Революция, гражданская война и последовавший вскоре голод, больно ударили по туркменам, как и по всему населению губернии. Туркменское население резко сократилось. Если в 1901 году на Ставрополье было 15925 туркмен, то в 1926 году их стало лишь 11623. В аулах значительно уменьшилось количество скота и снизилось их качество. Для того, чтобы спасти туркмен от физической гибели (голод привел к резкому увеличению заболеваемости населения), органы власти стали принимать экстренные меры. Было выделено большое количество хлеба по льготным ценам, для восстановления животноводства туркменам раздавались коровы, лошади. С 1924 по 1929 год туркменское население было освобождено от единого сельхозналога, обо всем этом свидетельствует постановление ВЦИК и Совнаркома от 3.03.1924 года, подписанное М.И.Калининым и А. Рыковым «О принятии мер к восстановлению сельскохозяйственной жизни туркмен и улучшению их положения». Одним из пунктов этого постановления было предоставление пяти стипендий для туркмен Ставропольской губернии для обучения в высших учебных заведениях Москвы. На учебу были направлены Ханмухаметов Джума, Азизов Нурмухамед (стали врачами), Кочекова У., ШихабетдиновХамзя, ЖелюковАлим учились в высшей коммунистической школе народов Востока, работали затем в райкоме партии, женсовете. В июле 1924 года Ставропольская и Тверская губернии были реорганизованы в округа. В Ставропольский округ вошел и Туркменский район. В 1926 году в Летней Ставке образовался сельский Совет. Период коллективизации ознаменовался созданием в селе колхоза «Прогресс», председателем которого был Следак Франц Антонович, секретарем Жижин Н.М. В 1930 году колхоз «Прогресс» слился с колхозом «им. Ленина» в один колхоз «им. Ленина», председателем которого стал Крюков Филипп Фёдорович. После пленума ЦК партии в сельскую местность начали направлять рабочих – коммунистов «двадцатипятитысячников». Появился и в Летней Ставке такой человек из города Шахты – Алиев Ибрагим, который работал потом в райкоме партии. В 1930 году в Летней Ставке была организована МСС (машино-сенокосная станция), директором которой был назначен Омельченко, а в 1931 году – МТС, директором был Темир-оглы, после него Халилов Тамендер, который проработал до 1937 года и был репрессирован. Первыми трактористами были Джикеев Мурза, Пузов, Ремезов, ОразалиевЗакирья. В 1929 году окончательно закрыли церковь. До этого там еще иногда были службы – священник приезжал изс. Овощи, а в 1930 году там заработала электростанция. С 1936 по 1937 годы проводилась активная реконструкция сельского хозяйства. В этот период первым секретарем райкома партии был СамедовХанафи, вторым секретарем – Байбеков Халил, третьим секретарем – ЖелюковАлим. Председателем райисполкома – БердыкеевМуталы, секретарями комсомола - ЗармухаметовОраз, СафиуллаевАзиз, управляющим госбанка ШахмуратовУсман, заведущимрайфо - АллояровАбдурахман, начальником милиции – КалмыкаевЭреджеп, председателем райпотребсоюза – Ибрагимов Хамит, прокурором – Ханжаев, следователем – ЗарикеевОраз, начальником НКВД – ШихабетдиновХамзя, заведующим роно – ДжумалиевЯкуб. В 1937 году были расстреляны Самедов, Байбеков, Култаев, Бердыкеев, Конеев. Во время войны с Германией из Летней Ставки на фронт ушло много людей и среди них девушки: Рожко (Чумак) М.П., Котенко А., сестры Крюковы, Ованесова Н., Фокина А., Енгалычева Р., Куценко Т. Сформирован здесь был истребительный батальон, который потом слился с отрядом «Борис». В 1956 году произошла ликвидация района. Разрушились все управленческие структуры, уехали многие специалисты, село стало приходить в упадок. Летняя Ставка стала усадьбой совхоза «Туркменский». С помощью ходоков в Москву, одним из которых был АманьязовХанафи, в 1970 году Туркменский район восстановили.

Дата создания: 22-03-2013
Дата последнего изменения: 20-04-2017
Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *